guillelme: (Default)

- Н’Айглина (Арнот де). Житель Планезес (Восточные Пиренеи). Байли деревни для сеньора Сен-Поля. Кум Пейре Маури.

- На Кавалья. Дочь Гийома Эн Белибаста из Кубьер (Од), сестра Берната и Гийома Белибастов, замужем за неким Каваль, имени которого не сохранилось.

Read more... )

guillelme: (Default)

ГЕРОИ ЭТОЙ КНИГИ

- Абли (Жоффре д). Доминиканец монастыря в Шартре, инквизитор Каркассона с 1302 по 1316 гг., назначенный, чтобы привести дела в порядок. От него остался только фрагмент допросов 1308 года жителей графства Фуа.

- Айю (Бернард д). Последний владетель земли д’Айю, муж Эксклармонды де Фуа. Сожжен Инквизицией в Перпиньяне в 1258 году.

- Альсен (Жаум д’). Лейтенант графского кастеляна в Монтайю в 1310 г.

- Амиель из Перль. См. Отерив (Амиель д’)

- Андрю из Праде. См. Тавернье (Андрю).

- Андрю (Пейре и Гийом). Братья, скотоводы в Планезес, в Фенуийидес (Восточные Пиренеи). Пейре Маури работал на них с 1307 по 1309 гг.

Read more... )
guillelme: (Default)

ИСТОЧНИКИ ЭТОЙ КНИГИ

Документы

Жоффре д’Абли, инквизитор Каркассона. Фрагменты допросов жителей графства Фуа.

Geoffre d’Ablis, inqiusiteur de Carcassone. Fragment d’enquête en comté de Foix (1308). Ed. Annette Palés-Gobilliard. CNRS, 1984.

Бернард Ги, инквизитор Тулузы. Реестр приговоров.

Bernard Gui, inqiusiteur deToulouse. Registre de sentences (1308-1323). Ed. Philippe a Limborch, Historia Inquisitionis, Amsterdam, 1692.

Бернард Ги. Учебник инквизитора

Bernard Gui Practica Inquisitionis/ Le manuel de l’ inqiusiteur. Ed. partielle Georges Mollat, Champion, 1927

Жак Фурнье, епископ и инквизитор Памье. Реестры показаний и допросов.

Jacques Fournier, evêque et inqiusiteur de Pamiers. Enquêtes 1318-1324. Edition (Privat 1965) et tradution (Mouton, Paris-La Haye, 1977) par Jean Duvernoy, 3 volumes.

Приговоры Жана де Бюн, Жана дю Пра, Анри де Шамайо и Жака Фурнье.

Sentences de Jean de Beaune, Jean du Prat, Henri de Chamayou et Jacques Fournier, 1323-1329. Registre de l’Inquisition de Carcassone. Paris, BnF, Manuscrits, Fonds Doat, N 27-28.

Процесс Бернарда Делисье. Перевод, аннотации и комментарии Жана Дювернуа.

Le proces de Bernard Delicieux (1319). Toulouse, Le Peregrinateur editeur, 2001.

Трактаты и ритуалы катаров.

Traites et rituelles cathares. Traduction dans : Rene Nelli, Ecritures cathares. L’ensemble des textes cathares traduits et annotes. Nouvelle ed. actalisee et argymentee par Anne Brenon. Paris. Le Rocher, 1995.

Некоторые книги.

Anne Brenon. Les Femmes cathares. Paris, Perrin, 1992.

Veronique Crapella. Des cathares a Arques. Nimes, Lacour, 1999.

Jean Duvernoy. L’Histoire des cathares. Toulouse, Privat, 1979.

Jean Duvernoy. «Pierre Auiter», dans Cahiers d’Etudes cathares, 2 serie, N 47, automne 1970, p. 9-49.

Emmanuel Le Roy Ladurie. Montaillou, village occitan. Paris, Gallimard, 1975.

Emmanuel Le Roy Ladurie (sous la direction de). Autour de Montaillou, un village occitan. Actes de colloque international de Montaillou, août 2000. L’Hydre Editions, 2001.

Я хочу высказать здесь дружескую благодарность Веронике Крапелла, которая, будучи студенткой университета Монпелье им. Поля Валерии в 1990-х гг., посвятила свою дипломную работу, руководителем которой были Жан-Луп Аббэ и я, маленькой общине эмигрантов из Сабартес в Арке в 1300-1305 гг., основывыаясь на реестре Инквизиции Жака Фурнье. Это прекрасное и солидное исследование, сделанное со знанием дела и с душой, было закончено в 1996 году; в 1999 году оно было опубликовано и получило премию Лакур-Олле Книжного Салона Мирпуа. И потому мне сегодня очень приятно использовать и цитировать работу Вероники.

Read more... )Read more... )

guillelme: (Default)

ПОСЛЕСЛОВИЕ

«Я всегда испытывал глубокую нежность к своим братьям, особенно тем, которых Господь соизволил призвать проповедовать Евангелие… И особенно острой и отчаянной делалась моя любовь к проповедникам, когда я видел их в руках врагов. Как разрывалось сердце, и каким невыносимым испытанием каждый раз было для меня узнать эту зловещую новость! И в них я видел все несчастья, которым подвержена Церковь, и все жестокости, которые обрушиваются на ее голову»

Жак Бонбонно. Камизар и проповедник в Пустыне. Мемуары. Около 1730 года.

Когда я сейчас пытаюсь писать послесловие к Сынам Несчастья, как недавно писала к Нераскаявшейся, то всегда задаю себе один и тот же вопрос: что же на самом деле у меня получилось? Историческая книга или роман? Но на самом деле этот вопрос лишний: мы просто вместе с вами встретились с Пейре Маури, и этого достаточно.

Read more... )

guillelme: (Default)

ЭПИЛОГ

ЗИМА 1311-1312

«Мы были в этой земле…, которую никогда не покидали… мы попадали в руки палачей, чтобы проливать свою кровь и заканчивать свою жизнь в муках. Ибо только проповедью Евангелия разрушается империя Сатаны; вот почему зажигается огонь преследований против нас»

Жак Бонбонно. Камизар и проповедник в Пустыне. Письма. 1721 год.

В конце этого последнего лета, Гийом, когда я был переполнен печальными и горестными чувствами после смерти того, кто символизировал для меня все братство в этом мире, я вернулся в Монтайю, чтобы обеими руками прикоснуться к обрывкам нежности, доверия и радости, оставшимися у меня от детства. Я хотел понять, сохранилось ли там еще что-то от моей юности. Вести о Монтайю и моем отце дошли до меня еще в сентябре, как раз перед ярмарками. Буквально через несколько дней после того, как я снова встретил тебя на улице в Пючсерда, тебя, Гийом Маурс, беглого парня из Монтайю, ставшего обычным пастухом… И тогда, в этом безмятежном городе, перед тем, как ты удалился на условленную встречу в таверне, я сказал тебе, что на ближайшего святого Михаила я тоже попытаюсь наняться в Бага вместе с братьями – маленьким Арнотом и уже взрослым Жоаном. Но все пошло не так, как я хотел – хотя, в конце концов, мы оба, ты и я, встретились и зимовали на пастбищах Фликса. И всю зиму мы с тобой проговорили о Монтайю, о наших путях-дорогах изгнания, добрых людях, о разрушенных домах, о наших брошенных в тюрьму отцах, о наших мертвых и сожженных, о Несчастье, преследовавшем нас каждый день, и о том, остались ли у нас причины продолжать наш путь дальше.

Read more... )

guillelme: (Default)

ГЛАВА 35

ИЮЛЬ 1311 ГОДА

«Но мы верим, что в божественную эпоху увидим новое небо и новую землю... И там мы найдем святой и ангельский трон Отца, о котором Даниил провозгласил: «тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним». (Дан.7:10). И об этих делах и творениях, которые там будут, сказал и Апостол: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его.» (1 Кор. 2, 9)»

Анонимный трактат катаров (XIII век)

Я никогда не забуду того лета на высотах Сердани. На пастбищах Мора и нагорьях, где стояли орри, между Пюч Карлит и долиной Антвейг. Тем летом, среди пастухов, охранявших отары в Пючсерда, нас, сыновей Маури, было трое. Арнот и я пасли овец Раймонда Борсера, но наш брат Жаон теперь уже считался одним из многочисленных пастухов Пейре Ильета. На Пасху он прибыл из Капсир, один-одинешенек, всего-то двенадцати годков от роду, худой, загорелый и решительный, совсем как маленький мужчина, чтобы тоже попытаться наняться на работу в Пючсерда. Вскоре, когда у нас выпало немного свободного времени, он мне подробно рассказал, как очутился в Капсир: его привел туда наш кузен из Керигут, и поселил у человека по имени Жакме, из Виллефранш. И там он начал учиться ремеслу пастуха у еще одного беженца из Сабартес – Арнота Отье.

Услышав это имя, я вздрогнул. Жоан смотрел мне в глаза пронзительным взглядом с зеленоватыми искорками.

Read more... )

guillelme: (Default)

ГЛАВА 34

1310 - 1311 ГОДЫ

«Я пришел в Пючсерда, где оставался у Раймонда Борсера. Тот однажды пришел в Акс и услышал, как Бертомью Буррель говорил, что Раймонд Маури, мой отец, Гильельма, моя сестра, и трое из моих братьев, Раймонд, Бернат и Гийом Маури были арестованы инквизиторами как еретики. Тогда он сказал мне уходить, откуда пришел. Но поскольку я уверил его, что к этой секте не имею никакого отношения, он оставил меня у себя до конца года…»

Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье (июнь 1324 года)

На святого Михаила сентябрьского того же года у меня не возникло никаких проблем с тем, чтобы наняться на работу в Пючсерда, даже вместе с ребенком. Город Пючсерда, доминирующий над серданьскими плато и высокогорной долиной Сегр, стал Иерусалимом для пастухов. Во время большой осенней ярмарки в Сердани, я оказался в толпе знакомых сотоварищей. Некоторых я знал только в лицо, а кое с кем уже побывал на зимних или летних пастбищах. Там были и серданьцы, и гасконцы, и каталонцы, и арагонцы. Но были также пастухи из Сабартес, Разес или Доннезан. Те, что пришли сюда еще до меня, сделав всё, чтобы между ними и Инквизицией оказалось как можно большее расстояние и высокие горы. А еще те, которых привлекало имя свободных людей Пючсерда.

Read more... )

guillelme: (Default)

ГЛАВА 33

ЛЕТО 1310 ГОДА

«[Священник Пейре Клерг] сказал мне, что он может сгноить в Муре Каркассона моего отца, брата, меня самого, и всех из моего дома… Я ответил ему, что уйду из Монтайю, но вначале я отомщу ему; чтобы он остерегался меня…потому что если я смогу, то убью его, ибо на свете могут жить либо он, либо я. На что Понс Клерг, отец попа, ответил: «Ты считаешь, что сможешь бороться и против Церкви, и против короля Франции?»

Показания Гийома Маурса перед Жаком Фурнье (октября 1321 года)

Арнот спал подле меня. Дорога явно измучила его. Это был тщедушный ребенок; и я сказал себе, что, наверное, весь этот полный испытаний прошлый год он довольно часто голодал. Но смогу ли я предложить ему более спокойную жизнь? В нескольких словах я расспросил кузена из Керигут. Если я хорошо понял, то, что он мне сказал, то приговоры вынесены, и все они теперь узники Мура Каркассона. Все? Мой отец Раймонд Маури, мать Азалаис, сестра Гильельма, все мои братья – Гийом, Раймонд, и даже этот бедный юный Бернат, который надеялся выйти с крестами и мечтал бежать.

Нет, не только. Кузен из Керигут вздохнул и заломил в отчаянии руки. Все еще хуже, совсем плохо. В каркассонской тюрьме, от горя и страданий умерли моя сестра Гильельма и брат Гийом.

Read more... )

guillelme: (Default)

ГЛАВА 32

ЛЕТО 1310 ГОДА

«А тех, благих, кто желает твердо держаться своей веры, враги, когда они попадают им в руки, распинают и побивают камнями, как они поступали с апостолами, когда те отказывались отречься даже от одного слова истинной веры, которой они придерживались. Ибо есть две Церкви: одна гонима и прощает, а другая всем владеет и сдирает шкуру; и только та, которая бежит и прощает, только она следуют прямой дорогой апостолов; она не лжет и не обманывает. А та Церковь, которая всем владеет и сдирает шкуру, это Церковь Римская.»

Проповедь Пейре Отье. Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье

В первые дни весны я узнал о смерти на костре в Каркассоне доброго человека Фелипа.

Те, кто принес мне эту весть, и кто слушал его приговор, говорили, что его поймали в конце зимы, в Лаурагэ, агенты инквизитора Бернарда Ги; что сначала его держали и допрашивали в Муре Тулузы, потом перевели в Каркассон, в распоряжение инквизитора Жоффр д’Абли. Как и всех еретиков Сабартес, пойманных в регионе Тулузэ. Как мою сестру Гильельму. Нераскаявшийся еретик, Фелип. И его тоже сожгли, как и других, на берегу Од. Я стоял, прислонившись к огромной массивной скале Планезес, в том месте, которое я любил, потому что здесь мир казался мне тихим и прекрасным – даже если я знал, что это всего лишь иллюзия. Я присел на корточки и растирал между пальцами кусочки слюды и крошащуюся скальную породу, и я сказал себе, что я, наверное, возьму немного денег у Арнота де Н’Айглина, которому я из осторожности доверил всё, что у меня было, и рискну пойти в Каркассон.

Read more... )

guillelme: (Default)

ГЛАВА 31

 

ЗИМА 1309-1310 ГОДА

 

«Амиель из Перль, он же д’Отерив из епархии Памье, пойманный и задержанный в епархии Тулузы…, чтобы еще более добавить к своему проклятию сына погибели и исчадия ада, решил ускорить свою телесную смерть и отказался пить и есть с того момента, как он был пойман, чтобы таким образом совершить самоубийство. Вот почему означенный Амиель, еретик, арестованный за проклятое преступление ереси…»

Бернард Ги, инквизитор Тулузский. Приговор Амиелю из Перль, 20 октября 1309 года

 

Нет, я не бежал. Еще нет. Я знал, что Несчастье близко, и был начеку. Пока у меня оставалась еще хоть какая-то возможность помочь своим близким, я не хотел исчезать. Но можно ли долго удерживаться на краю пропасти?

Перед тем, как вернуться с овцами в Фенуийидес, я узнал ужасное подтверждение свершившейся в Монтайю трагедии. Они действительно были арестованы, их всех привели к инквизитору, в Каркассон. Почти всех из земли д'Айю, всех людей из моей деревни. Соседей, друзей, приятелей, родственников. Маурсов, Белотов, Бенетов, Марти, Риба, Виталей и других. Конечно же, всех Маури, моего отца и мать, моих братьев, Гийома, Берната и Раймонда, и даже мою сестру Раймонду вместе с ее мужем Гийомом Марти. Из всех моих близких в Монтайю осталось только двое детей, слишком маленьких для инквизитора, слишком юных, чтоб отвечать за свои действия: мои младшие братья Жоан и Арнот. По-видимому, графский кастелян наложил арест на все дома и на все имущество арестованных, ожидая дальнейшего хода расследований и вынесения приговоров. Говорили также, что никто, по крайней мере, без графского пропуска, не мог проникнуть ни в Монтайю, ни в Праде, ни в Жебец, подвергшихся той же участи. У меня не было никакой возможности помочь моим младшим братьям.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 30

СЕНТЯБРЬ 1309 ГОДА

«Пейре Маури сказал мне, что в то время он хранил хлеб, благословенный разными еретиками, которые ему его дали, и для него этот хлеб был как драгоценные реликвии».

Показания Арнота Сикре перед Жаком Фурнье, октябрь 1321 года

На дне своей котомки я всегда хранил старую белую салфетку, свернутую в рулон.

Когда я ее доставал, то внутри она оказывалась тщательно сложенной. Там было четыре или пять маленьких, хорошо уложенных наподобие карманов складок, которые я открывал иногда, когда моя душа кричала от голода, когда меня жгло одиночество, или когда приходил друг, с которым я мог это разделить. И в каждой из этих складок ткани был черствый и сухой кусочек хлеба. Это был хлеб, благословленный добрыми людьми, который я хранил, как единственное свое сокровище, и мысли о котором уносили меня далеко. Кусок хлеба, благословленный в Арке Мессером Пейре из Акса, тем, кто сделал из меня доброго верующего; хлеб, который дал мне в шуме ветра его сын, юный святой, мученик; кусок хлеба, доставшийся мне от старого доброго Амиеля из Перля однажды ночью в Кубьер; ломоть, полученный от доброго человека Андрю из Праде. И самый последний, благословенный добрым человеком Фелипом, утомленным и измученным, под крышей моего летника в Планезес, под шепот ночного дождя. Его полузакрытые веки, выдававшие страшную усталость, горячее рвение, веки, прикрывавшие глаза, в которых отражался невыносимый образ смерти его брата, Жаума из Акса.


Read more... )

guillelme: (Default)

ГЛАВА 29

 

ЛЕТО 1309 ГОДА

 

«Мы почти дошли до старого города, и уже свернули с дороги; я рассказал им, как меня вызывали к Мэтру Жирарду, и как я ему отвечал, и как меня задержали. И я добавил еще, что он сказал мне, что все земли в Сабартес и в д'Айю переполнены еретиками, и что уже в этом году они с нами расправятся... И второй Гийом сказал мне: как ты еще осмеливаешься оставаться в Фенуийидес?».

Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье, июнь 1324 года

 

В Планезес той странной весной жизнь, казалось, обрела свое обычное течение – но все же она была подернута какой-то завесой молчания. Больше никто открыто не говорил ни о Мэтре Жирарде, ни о судебном заседании в Сен-Поль-де-Фенуийет. Пейре Маури знал, что его дни в Фенуийидес уже сочтены – и, возможно, в деревне это знали все.

Тем не менее, он старался не подавать виду.

Виноградники и поля зазеленели. В загонах для скота стригли овец и готовились к большим июньским перегонам; все говорили, что в любом случае пастухи должны уйти на высокогорные пастбища – в Фенуийидес или Сабартес. Кто знает, все ли они вернутся? Пейре не долго мучился, обдумывая и передумывая злобные пророчества прокурора архиепископа Нарбоннского. Достаточно быстро он принял решение. Через несколько дней, при посредничестве пастуха Гийома Раффра, который был женат в Фенуийидес, но происходил из Сабартес, он предупредил своего брта Гийома Маури. Он передал ему, что хочет безотлагательно с ним увидеться.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 28

 

АПРЕЛЬ-МАЙ 1309 ГОДА

 

«Причиной этого ареста послужило то, что в то время еретика Гийома Белибаста посадили в Мур Каркассона, и он оттуда бежал. И он встретил Пейре в том месте, где тот пас овец, и Пейре дал ему приют. А через два дня после того Пейре арестовали. Но его ни в чем не уличили, и он ни в чем не признался: поэтому, как он мне сказал, его выпустили».

Показания Гийома Маурса перед Жаком Фурнье, октябрь 1321 года

 

Как это ни странно, встреча с друзьями-беглецами и весть о смерти на костре доброго человека Жаума, вовсе меня не запугали, а вырвали из мрачного и все более тяжелого оцепенения, начинавшего охватывать меня. Смерть этого юного святого укрепила мою решимость. И я сказал себе, что никогда не буду заключать никаких пактов с этим недостойным миром, его отвратительными властями и злобной Церковью. Я уже пообещал это в шуме ветра, в память о добром человеке, мученике, который ныне пребывает подле Отца Небесного. Но я обещал это и памятуя об упорстве тех, кто был далеко, в глубине каркассонских застенков – Гийома Бенета, Раймонда Белибаста, На Себелии Бэйль - в память о страданиях и мужестве всех своих друзей, попавших в руки Инквизиции.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 27

 

ВЕСНА 1309 ГОДА

 

«Когда [Гийом Белибаст] и Фелип де Талайрак бежали из Мура Каркассона, в тот день они проделали небольшой путь, но они нашли овраг возле Каркассона, в котором прятались весь день. Потом, на следующую ночь, они дошли до Фенуийиде, и перешли Агли между Расигуэре и Турнефорт. Потом, пройдя Руссильон, они пересекли горы Альбере и пошли в графство Ампуриас…».

Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье, июнь 1324 года

 

На святого Михаила сентябрьского, в том же 1308 году, меня нанял Гийом Андрю, брат Эн Пейре. Для меня не произошло особых перемен, потому что отары все равно были смешаны, а пастухи, хоть и уходили и приходили, оставались те же. Пастухи из Сабартес, братья Раффре из Акса, братья де Тиньяк, и серданец из Ура. Сыновья Пейре Андрю, Гильот и Бернат, были уже достаточно взрослыми, чтобы возложить на себя ответственность за животных. Как бы там ни было, я за ними присматривал, и их отец это знал. Но все мы были настороже. И пастухи из других земель, как я, и люди из Планезес. Когда мы оставались вместе с овцами, строили межевые стены, рубили лес или мотыжили виноградники и вскапывали землю в садах, мы всегда были настороже. Мало ли что может случиться.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 26

 

1308 ГОД

 

«Но о том, что дела мира злы, утверждает сам Христос, когда говорит: «Мир Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о том, что дела его злы» (Ио. 7, 7)».

Анонимный трактат катаров, Лангедок, XIII век

 

Я продолжал поддерживать связи с Добром – и это придавало смысл моей жизни. Я встречал своего брата, Гийома, на высотах Фенуийиде, а иногда потихоньку, по ночам, навещал Монтайю. Бывало также, что между Разес и Сабартес я сопровождал и прятал добрых людей, которые несли благословение и утешение. Это случалось, когда ситуация не терпела отлагательств, а повсюду царила опасность. Но души должны были получить возможность вырваться в небо. Освободиться. Это больше не было для меня игрой. Я боялся, но был горд тем, что каждый день наново преодолевал свой страх. Верующие Планезес или Расигуэре шептали друг другу новости, долетавшие из Разес или даже еще более отдаленных мест. Из грозного Каркассона. Новости о расставленных ловушках, об оборванных жизнях и надеждах. О душах, которые пали.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 25

 

1307 - 1308

 

Я больше никогда ее не видел… В то время, как я оставил Рабастен, ей было около восемнадцати лет… Я же, выйдя из Рабастен, отправился прямо в Акс. Но поскольку я так опоздал, то когда вернулся в Акс, Бертомью Буррель сказал мне, что уже нанял другого пастуха. Вот так  я и ушел оттуда…

Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье, июнь 1324 года

 

То, что Пейре Андрю меня нанял, было не просто случайностью. Он знал, кто я такой, и почему зимние пастбища Планезес могут меня прельстить. Я тут же выторговал у него трехдневный отпуск, чтобы забрать собственных овец у моего брата Раймонда, который пас их вместе с отарами своего хозяина вот уже почти три сезона, с тех пор, как я был вынужден бежать из Арка, когда туда дотянулась рука Инквизиции. Я знал, где его найти, на пастбищах земель д’Айю, над глубоким ущельем дю Ребенти – дорога туда через Гебец и ущелье Прадель была не такой уж далекой. Увы, брат сказал мне, что мой молодой пату погиб. Ему не было еще и трех лет. Раймонд объяснил мне, что он доблестно сражался против своры бродячих собак, которые напали ночью на стадо и стали резать овец. Пастухи прибежали достаточно быстро, чтобы спасти овец, но не собаку. Я стиснул зубы, и пообещал себе вырастить другую собаку со следующей зимы, но никогда не забывать эту – моего первого пату – всё, что у меня осталось, кроме овец, от счастливой долины. Но я был рад забрать своих овец; я узнавал каждую из них. Большой черный баран терся лбом о мое колено. Пейре Андрю было совсем нетрудно принять их в свое огромное стадо. Просто нужно было заменить метки ближайшей весной во время стрижки. На этот год Раймонд по-братски решил пометить их по бокам большим красным кругом. Чтобы отблагодарить его, я оставил ему половину ягнят из нового помета.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 24

 

В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ

 

[Фелип де Талайрак] сказал тогда, что поскольку Гильельма не может жить со своим мужем, то было бы хорошо, если бы она ушла с дурного пути, и вступила бы на благой. Он хотел сказать, что следовало бы изыскать для нее средство, чтобы она не бродяжничала по миру, как дочь погибели. Но раз она желает служить добрым христианам, то следует поселить ее с верующим, вместе с которым она смогла бы служить им…

Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье, июнь 1324 года

 

Пейре сдержал свое обещание. На следующий день после бурного объяснения, на заре, поспав всего несколько часов – и после плотного завтрака в доме славной Себелии Бэйль – он повел обоих друзей в Монтайю через Соржеат, со стороны перевала Асаладор. Когда стало совсем светло, они уже были на плато. Но день был хмурый, шел сильный дождь и дул ледяной ветер. Они провели целый день до вечера под укрытием деревьев, вокруг небольшого костра. Добрый человек Фелип повторял, что очень неосторожно и рискованно появляться в деревне среди бела дня. Пейре был очень озабочен овцами Бертомью Бурреля, а тут еще Бернат подливал масла в огонь, с нетерпением ожидая, когда же Пейре будет говорить со своим отцом об этом ужасном браке Гильельмы.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 23

 

ВЕСНА 1306 ГОДА

 

Я запер овец, потом пошел в дом Бертомью и стал рубить дрова на растопку. Бернат Бэйль, сын Себелии, пришел ко мне и сказал, чтобы я пошел к ним…Я поднялся на второй этаж, и там, в фоганье дома, встретил еретика Фелипа де Талайрака и Берната Белибаста; с ними была и Себелия, которая готовила для них еду… Увидев еретика, я сбросил капюшон и приветствовал его на еретический манер, склонив голову ему на плечо и трижды поцеловав его в лицо...

Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье, июнь 1324 года

 

Из Тортозы я нес своей сестре Гильельме сарацинское украшение. Это была подвеска из красной кожи, украшенная медными бусинками, висящая на длинном шнурке. На этот раз девушкой, занимавшей все мои мысли, была моя сестра. Будет ли она уже помолвлена, когда я увижу ее этой весной? Но ведь и мне, мне самому, была нужна именно такая девушка, с ясным взглядом и доброй волей. С сердцем доброй верующей, которое могло бы защитить меня, защитить нас обоих от дыхания зла. Но я знал, что пастухи далеких перегонов редко женятся. Им доступна любовь украдкой, мимоходом, на сезон. Да и как строить жизнь беглецу из-за ереси? Что я встречу здесь, по другую сторону гор?


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 22

 

НАЧАЛО 1306 ГОДА

 

И он сказал ему уходить прочь, ибо если он и дальше останется в Монтайю, то навлечет Несчастье на всех своих друзей. При этих словах Пейре Маури – так он мне сам сказал – расплакался. Он пошел к Гийому Бенету, из Монтайю... Гийом Бенет сказал ему, что даже если все его покинут, то он его не покинет, и что он может еще оставаться в этой земле, потому что Несчастье [Инквизиция] возможно, еще не скоро придет к ним...

Показания Гийома Маурса перед Жаком Фурнье, октябрь 1321 года

 

Вот так молодой Пейре Маури впервые вступил на путь знаменитых пиренейских перегонов. Беглец из-за ереси, отказавшийся идти исповедоваться к папе, после прихода из Арка был вынужден покинуть и Монтайю, чтобы избежать расследований Инквизиции и не компрометировать своих близких. Он последовал мудрому совету, который дал ему Гийом Бенет. Добрый верующий Гийом Бенет из Монтайю, шурин доброго человека Гийома Отье. Вообще-то, это ему следовало бы прежде всего опасаться, что Инквизиция заинтересуется Сабартес. Но Гийом Бенет обратился к молодому человеку со словами, исполненными сердечной дружбы, со словами, в которых он так нуждался.

- Не бойся ничего, Пейре, храни мужество. У тебя еще остались верные друзья, и у добрых людей еще остались верные друзья. Они никогда не предадут свою веру, в отличие от тех, кто предпочитает закрыться в четырех стенах и дрожать за свою шкуру! Даже если все покинут тебя, то я тебя не покину, никогда не покину.

Пейре улыбнулся. Его лицо просветлело.

- Вы говорите совсем как мой отец, - только и сказал он в ответ.


Read more... )
guillelme: (Default)

ГЛАВА 21

 

ДЕКАБРЬ 1305 ГОДА

 

Когда они вернулись, Раймонд Пейре сказал мне, что он исповедовался как следует, и что они не потеряли ничего из своего добра, а я очень ошибся, что не пошел вместе с ними. Он добавил: А теперь Вы идите исповедуйтесь Монсеньору папе, или убирайтесь из моего дома, ибо с этих пор я не желаю больше Вас ни видеть, ни слышать... Я же ему ответил, что точно так же не желаю оставаться вместе с ним, но пусть он заплатит мне то, что должен, а потом я себе знаю, что буду делать.

Показания Пейре Маури перед Жаком Фурнье, июнь 1324 года

 

Три месяца. Эта странная ситуация длилась три месяца, всю осень, ведь кающиеся не возвращались в Арк до самой середины декабря.

Из предосторожности я старался жить на горных пастбищах долины, бродя по полям, которые удобряли животные. Чаще всего я спал вместе с отарой, всё откладывая срок возвращения в загоны для скота, для зимовки и окота. Приходя в Арк запастись провизией, я вежливо здоровался со всеми людьми, которых встречал, но избегал втягиваться в беседы или заходить к кому-нибудь домой. Однако люди, которых я видел, не были мне так уж близки. Я внезапно осознал, что мы, жители Арка, всегда были разделены между собой. Люди из Сабартес водили знакомства только с теми людьми из Разес, на которых можно было положиться. А теперь для меня было слишком поздно – и опасно – искать в Арке новых дружеских связей. Кто знает, какое из этих молчаливых семейств уже готово донести на меня, как на соучастника тех, кто бежал, чтобы признаться? Однажды я вновь зашел в дом Раймонда Пейре. Там была только Госпожа мать с погонщиком мулов Каталой и маленькой Бернадой, глядевшей на меня испуганно. Они приняли меня радушно. Старая дама была печальной. Убитой горем.

- Я вижу, что мне уже не достичь счастливого конца, - говорила она иногда и опускала голову.


Read more... )

Profile

guillelme: (Default)
guillelme

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 04:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios